zinovyev (zinovyev) wrote in ru_intelligent,
zinovyev
zinovyev
ru_intelligent

Финансовый кризис как кризис сверхобщества


Журнал "Российская Федерация сегодня", 2008, №23.   Журнал "Российская Федерация сегодня", 2008, №23, стр.64.

 

 

Журнал "Российская Федерация сегодня", 2008, №23, стр.64.

Финансовый кризис как кризис сверхобщества

Эта тема стала главной в ходе Зиновьевских чтений

Зиновьевские чтения собрали в МГУ им. М. В. Ломоносова философов, социологов, историков, политологов, российских и иностранных исследователей творчества А. А. Зиновьева, студентов философского факультета, где он преподавал.

Но они меньше всего напоминали мемориальное собрание. Как уже стало традицией, развернулась живая дискуссия по актуальным проблемам современности, с которыми перекликается творческое наследие "ученого и поэта, логика и художника, философа в истинном значении этого слова", как охарактеризовал Зиновьева открывший конференцию декан философского факультета Владимир Миронов. "Настоящий гражданин и на уровне смыслов, и на уровне поступков", - это уже определение академика РАН, директора Института философии РАН Абдусалама Гусейнова. Зиновьев прожил трудную, интересную и неповторимую жизнь. Арестовывался в сталинское время как "террорист", самоотверженно сражался в годы Великой Отечественной войны, в период позднего Брежнева высылался из страны как смутьян. Занятием его жизни стало познание общества. Принцип "истина любой ценой" обошелся ему дорого. Зиновьева обвинили в клевете на советский строй. В эмиграции он не вписался в пространство западного мышления и паразитирующего на нем диссидентства. "Свободное" западное общество охраняло свои идеологические устои не менее жестко, чем советское. Как только Зиновьев приступил к его исследованию, естественно, не отступая от своего принципа "истина превыше всего", отношение к нему немедленно изменилось. Сочинения назвали клеветническими и начали их бойкотировать. Зиновьев одним из первых высказал догадку, которая сейчас прекрасно подтверждается, — о выстраивании в ходе глобали-зации при сохранении фасада свободы новых тоталитарных империй. Сверхэконо-мика создает для себя сверхгосударство с аппаратом насилия. Опасность "западнизма" он видел в его стремлении включать в свою орбиту другие государства в подчиненном качестве. Сейчас Россия начинает ощущать на себе последствия мирового финансового кризиса, по сути представляющего собой не что иное, как кризис описанного Зиновьевым сверхобшества.

Первое интервью с ним в нашем журнале появилось летом 1999 года, сразу по возвращении Зиновьева на родину. Оно состоялось через три-четыре дня после его прибытия в Москву в квартире журналистки из либеральной парижской газеты "Либерасьон", которой он также давал интервью. Западная пресса, в отличие от российской, в факте репатриации советского диссидента усматривала значимое событие. Российские либеральные СМИ как будто воды набрали в рот. Ведь речь шла о человеке, который запустил в оборот термин "катастройка", резко осудил расстрел парламента в 1993 году и показал политическую несостоятельность Ельцина в публичных дебатах с ним на национальном французском телеканале в 1990 году. "Реформатор" не смог поддержать предложенный уровень диалога и был неубедительным

программы, сведя ее к борьбе с привилегиями партократов. Потом мне довелось слышать выступления Зиновьева на заседаниях Русского интеллектуального клуба, в музее А. Шилова на презентации его книги "Распутье", а последняя встреча произошла уже в его новой квартире в старом доме профессуры МГУ на Ленгорах. Ректор Московского университета Виктор Садовничий сразу же пригласил Зиновьева преподавать на философском факультете и опекал до последних дней жизни.

Зиновьев вернулся в 77 лет. Но фактор возраста при общении с ним оставался абсолютно за пределами восприятия. Он ясно излагал, точно и остро формулировал и заставлял вас взглянуть на явление с неожиданной стороны. Был абсолютно обязателен. Никогда не сдвигал сроков подготовки материалов, укладывался в заданный объем, ценил не только свое, но и чужое время. В авторизуемые тексты изредка каллиграфическим почерком вносились правки. Одному моему коллеге, вольно интерпретировавшему стиль его рассуждений, категорически отказал завизировать статью. Блестящее состояние его интеллекта создавало иллюзию, что и до физического износа еще очень и очень далеко. Поэтому его смерть для всех, кто его знал, оказалась шоком. Ну и что, что 83 года. Жестко критикуя современный институт церкви, он в душе был глубоко религиозным человеком. Смерти не боялся. В написанной им "Предсмертной молитве", обращаясь к "небесному царю", говорит: "Что жизнь мне дал - благодарю. Вдвойне - что взял ее обратно".

При встречах с ним меня часто посещала горькая мысль о драматической невостребованности его интеллектуального потенциала нашей властью. Разве бы не послужило на пользу России его понимание сокровенных механизмов действия советской и западной социальных моделей?

В минувшем мае близкие, друзья, единомышленники Зиновьева собрались на Новодевичьем кладбище отметить уже вторую годовщину со дня его ухода. Говорили о том, что, уйдя физически, он остался мыслями и идеями. Проводятся международные Зиновьевские чтения. Земляки - выдающегося русского философа недавно посмертно присвоили ему звание почетного гражданина Костромской области. В издательстве "ACT" готовится его полное собрание сочинений. Как правильно кто-то заметил, Зиновьева знают почти все, но понимают очень немногие. Встреча с ним еще впереди.

Высказанные им идеи одних толкают к осмыслению явлений сегодняшней реальности, других раздражают.

Бывший посол Германии в России д-р Эрнст-Йорг фон Штуднитц не разделяет критики Зиновьевым западных ценностей и предпочтений. Не согласен он и с его положительной оценкой советского строя. Может быть, это повод задуматься, почему Запад стремится демонизировать недавние страницы истории нашего государства? Почему, по признанию того же докладчика, оценку В. Путиным факта развала СССР как геополитической катастрофы Европа восприняла как отступление от духа горбачевизма? Михаила Сергеевича, как известно, высоко ценят в ФРГ прежде всего за содействие объединению Германии. Если немцы воспринимают данное событие как безусловное благо, не следует ли из этой логики, что и распад Советского Союза для его бывших граждан - безусловное зло? Имеет право руководитель страны на такое мнение? Вроде бы имеет, но, оказывается, оно задевает нежную душу Европы. Уж Советский Союз превратился в фантом, но даже сожаление о нем не поощряется.

Новая Россия всячески стремится теснее интегрироваться с Европой. Последний шаг - инициатива Президента РФ Д. Медведева по созданию общеевропейской системы, безопасности. Реакция западноевропейцев -            "сильное неприятие", сообщил экспосол. Рекомендованный нам рецепт поведения заключается в продолжении горбачевской перестройки. Из этого тоже надо делать выводы. Дружить мы согласны, но интересы-то национальные тоже надо блюсти. Любопытно было наблюдать, как д-р фон Штуднитц внимательно, делая пометки в блокноте, слушал доклад директора Института русской истории Андрея Фурсова, аргументировавшего тезис о том, что Запад всегда стремится фрагментировать Россию и победить ее как великую державу. От этого предостерегал и Зиновьев.

Людмила ГЛАЗКОВА.

"РФ сегодня".
 


  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment